Страх и Смерть

Страх и Смерть Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье, И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха — есть прощенье. Лишь одно, перед чем я навеки без сил, — Страх последней разлуки. Я услышу холодное веянье крыл

Зинаида Гиппиус: биография, интересные факты, фото

И путь двойной томления и дления До молнии. И все-таки утешения религиозной мудрости ей дано не было… После кончины Мережковского, самого близкого ей человека действительно ее духовной половины , ею овладело отчаяние. Написала старательно, сначала ямбическими стансами, затем переделала в терцины строк! В заключение я приведу эти напечатанные терцины, они завершат характеристику глубоко трагической души З.

Зинаида Гиппиус. Страх. и. смерть. Я в себе, отсебя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего – Ибо всё в моей.

И путь двойной томления и дления До молнии. И все-таки утешения религиозной мудрости ей дано не было… После кончины Мережковского, самого близкого ей человека действительно ее духовной половины , ею овладело отчаяние. Написала старательно, сначала ямбическими стансами, затем переделала в терцины строк! В заключение я приведу эти напечатанные терцины, они завершат характеристику глубоко трагической души З. Вскипают волны тошноты нездешней И в черный рассыпаются туман.

И вновь во тьму, которой нет кромешней, Скользят к себе, в подземный океан. Припадком боли, горестно сердечной, Зовем мы это здесь. Но боль — не то. Для тошноты, подземной и навечной, Все здешние слова — ничто. Пред болью всяческой — на избавленье Надежд раскинута живая сеть: На дружбу новую, на Время, на забвенье… Иль, наконец, надежда умереть. Будь счастлив, Дант, что по заботе друга В жилище мертвых ты не все узнал, Что спутник твой отвел тебя от Круга Последнего — его ты не видал.

На бурой стене дворца появляется трещина. Слепая швея наконец продевает нитку в золотое ушко. И Святое Семейство, опав с лица, приближается на один миллиметр к Египту.

Зинаида Гиппиус, Дневники, «Синяя книга» бояться, на них не действовали внешние раздражители: боль, страх, угроза, смерть.

Зинаида Николаевна Гиппиус Страх и смерть Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо всё в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье. И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха — есть прощенье. Лишь одно, перед чем я навеки без сил, — Страх последней разлуки. Я услышу холодное веянье крыл

02 Страх и Смерть (Гиппиус)

Лучшие стихотворения Страх и Смерть Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо.

Страх и Смерть. Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо все в моей власти. Не боюсь.

Писательница любила эпатировать публику откровенными нарядами, шокирующими заявлениями и неординарным поведением. Поэтесса Зинаида Гиппиус Пока одни восхищались работами литераторши, другие выказывали идеологу русского символизма пренебрежение, заявляя, что ее гений достаточно посредственен. Спустя столетия интерес к творчеству и биографии Декадентской Мадонны значительно вырос, и сейчас произведениями поэтессы зачитывается как великовозрастная аудитория, так и молодежь.

Детство и юность 8 ноября года у юриста Николая Романовича Гиппиус и его жены Анастасии Васильевны Степановой родилась дочь, которую назвали Зинаидой. Семейство проживало в городе Белеве Тульской губернии, где Николай Романович проходил службу после окончания юридического факультета. Из-за специфики деятельности отца постоянного места жительства Гиппиусы не имели.

Сколько стоит написать твою работу?

Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье, И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха - есть прощенье.

Высказывания, афоризмы и цитаты Зинаиды Н. Гиппиус. Like. +. . У надежды глаза так же велики, как и у страха. Любовь одна, как смерть одна .

Сошлись к полночи, и месяц жесткий Висел вверху, кривя свой рог. Мешки тугие,- вот прорвет! С единой бровью и с ликом птицы,- Выходит старшая вперед. Разинув клюв и супя бровь: Ведь я стащила У двух любовников - любовь. А я, украдкой, Как подкачусь, да сразу - хвать! Небось, друг друга теперь не сладко Им обнимать да целовать! Он этой верой махал, как флагом, Кричал, кричал К нему подкралась я тихим шагом - Да флаг и вышибла из рук!

И мой денечек не был плох: Я у ребенка украла детство, Он сразу сник.

Анализ стихотворения Гиппиус Посвящение

Не боюсь ни унынья, ни она моего - Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо Верю в хотенье.

Зинаида Гиппиус. Zinaida Gippius философские стихи о Мне страшно, что страха в душе моей нет. Лишь холод . СТРАХ И СМЕРТЬ Я в себе, от себя .

В пути мои погасли очи. Давно иду, давно молчу. Вот, на заре последней ночи Я в дверь последнюю стучу. Но там, за стрельчатой оградой — Молчанье, мрак и тишина. Мне надо отдыха и сна… Ужель за подвиг нет награды? Я чашу пил мою до дна… Но там, за стрелами ограды — Молчанье, мрак и тишина. Те двое — выбрали иное, Я их молил, но что я мог?

О, если б и они желали, Как я — любили… мы теперь Все трое вместе бы стучали Последней ночью в эту дверь. Какою было бы отрадой Их умолить… но все враги. И за оградой Вот чьи-то тихие шаги. Но между ним и мной — ограда. Я слышу только шелест крыл И голос, — легкий, как прохлада.

Юрий Вайханский - Страх и смерть

Зинаида Гиппиус Страх и смерть Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо всё в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя… И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье. И греха не боюсь, ни обид, ни труда… Для греха — есть прощенье. Лишь одно, перед чем я навеки без сил, — Страх последней разлуки.

Страх и смерть · Швея · Не знаю · Как все · Тетрадь любви З.Гиппиус. Живые лица: Стихи. Дневники. В 2-х книгах. Кн Тбилиси: Мерани, ; 2.

Редакторский выбор недели Новые статьи [ Взбираясь на любую гору Майкл Джексон ; Кто изобрел катетометр? Андреас Кригер ; [Не боюсь ни унынья, ни сна моего - Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье, И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха - есть прощенье.

Лишь одно, перед чем я навеки без сил,- Страх последней разлуки. Я услышу холодное веянье крыл Я не вынесу муки.

Зинаида Гиппиус «Страх и смерть ("Я в себе, от себя, не боюсь ничего...")»

Не боюсь ни унынья, ни сна моего - 7 Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье, И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха - есть прощенье.

Библиотека русской и советской классики Зинаида Николаевна Гиппиус. Том 2. Сумерки духа. Ольга сидела бледная, как смерть, без слов. – Да вы не Когда весть о побеге разнеслась по дому, все пришли в страх. Кузина.

Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти. Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье, И греха не боюсь, ни обид, ни труда Для греха — есть прощенье. Лишь одно, перед чем я навеки без сил, — Страх последней разлуки. Я услышу холодное веянье крыл Я не вынесу муки.

О Господь мой и Бог!

СТРАХ И СМЕРТЬ

Не боюсь ни унынья, ни сна моего — Ибо все в моей власти. Не боюсь ничего и в других, от других; К ним нейду за наградой; Ибо в людях люблю не себя И от них Ничего мне не надо. И за правду мою не боюсь никогда, Ибо верю в хотенье.

Зинаида Гиппиус. Февральская революция. Из дневника З. Н. Гиппиус. 22 февраля, среда .. Страх - и уже начинающееся возмущение. Вдруг - это было.

Мы с тобой так странно близки, И каждый из нас одинок. Беспощадна моя дорога, Она меня к смерти ведет. Но люблю я себя, как Бога,- Любовь мою душу спасет. Если я на пути устану, Начну малодушно роптать, Если я на себя восстану И счастья осмелюсь желать,- Не покинь меня без возврата В туманные, трудные дни. Умоляю, слабого брата Утешь, пожалей, обмани. Мы с тобою единственно близки, Мы оба идем на восток.

Небеса злорадны и низки, Но я верю - дух наш высок.

Зинаида Гиппиус - Пыль